Сайт

находится

в стадии

создания

 

 

   Моей бабушке Марусе посвящаю...

ДОМАШНЯЯ ОДЕЖДА

Воспоминания

Размышления

Дети

Трапеза Карьера

 

Адаптация

Медовый месяц длился у нас с Катей аж восемьдесят дней! Солнце, травка, озеро, воля, новая подружка-погодка у Кати. Они очень хорошо совпали характерами, и мы сами Катю получали в «сокращённой версии».

Конечно, не всегда была полная идиллия. Случались у Катюши срывы со слезами и криком, но это объяснялось сменой погоды, или отсутствием дневного сна. Кроме того, она очень сильно старалась быть хорошей и, естественно, иногда у неё элементарно «перегорали пробки». Мы дотянули дачную жизнь до 15 сентября, и только когда похолодало, переехали. С осенней непогодой в нашу семейную атмосферу пришли дожди, грозы, а потом даже тайфуны, грозящие разрушением...

 

«Назовём тайфун Катерина»

 

… У Кати начались серьёзные истерики. Поначалу, нам казалось, что они аналогичны дачным эпизодам. Но продолжительность и частота их нарастали. Ситуация постепенно выходила из-под контроля.

 Боролись мы всеми возможными способами – уговоры, объяснения, посулы, «игноры», объятия, тайм-ауты, двух- или трёх-дневные расставания для отдыха друг от друга (Катины визиты к нашим друзьям), посещение «мягкой школы», консультации взрослых и детских психологов и т.д. Ничто не работало. К середине января календарь истерик уже вопиюще «пестрел красным». Каждый второй или третий вечер нашу семью лихорадило трёхчасовое (плюс-минус) Катино шоу. Алина около двух месяцев с интересом наблюдала происходящее, затем постепенно стала перенимать Катино искусство привлечения всеобщего внимания к себе.

Я перечитала массу литературы, мы экспериментировали в поиске Катиных «кнопочки отключения звука и крантика слёзоснабжения». Страшно напрягало сознание опасности со стороны соседского окружения. Дом панельный, живём в нём почти тридцать лет – все соседи в курсе о приёмности детей, а по телевидению каждый день клеймят позором приёмных «родителей-мучителей». На месте наших соседей я бы уже давно «сообщила куда следует»… Вот именно из этих опасений родилось моё НОУ-ХАУ №1.

Чтобы защититься от возможных обвинений в истязании приёмного ребенка, я предложила мужу записать одну Катину истерику на видео от начала до конца. Муж поддержал идею. Срочно приобрел и установил веб-камеру у нас в гостиной. Распределение ролей разработали такое: как только ловим признаки приближения тайфуна ( мы уже научились это прогнозировать), муж берёт в охапку младшую, выводит её из зоны событий в детскую и интенсивно развлекает до окончания непогоды. Моя задача – удерживать Катюшку в поле обзора камеры.

Попутно ещё одного "зайца убьём", т.е. просмотрим полученную запись позже с холодной головой и, возможно, поймаем какие-то ошибки в своей тактике взаимодействия со стихией.

Наступил «час Ч». Поводом для этой памятной для нашей семьи Катиной истерики послужила моя рядовая просьба выключить мультики и лечь спать в 21:00. Тайфун стремительно приближался. Мы с мужем действовали в соответствии с утвержденным планом. Поскольку моя задача состояла в удержании объекта перед объективом, я волшебным образом не включилась эмоционально в Катин истерический сценарий. Холодным глазом оператора я смотрела на нашу звезду и неожиданно для себя заметила её холодный глаз, тоже наблюдающий за мной. Это был ключевой момент!

У меня случилось озарение. «Пазлы совпали» : эти городские истерики совсем иной природы, чем дачные. Тогда у ребёнка «перегорали пробки» от усердия, а теперь мы уже имеем «борьбу за вершину управленческого холма». Или терминами психологов – проверку границ. Теперь понятно: в Москве Катя утвердилась в своём положении, поняла что её не вернут в Детский дом и здесь ей ничто не угрожает. Умная девочка приступила к миссии завоевания для себя лучшей жизни - сплю, когда хочу, делаю, что мне приятно, а кто против, тот пусть посмотрит мой концерт.

Так вот, в ходе нашего взаимодействия, дочка почувствовала, что я не такая, как всегда. То есть я не нервничаю. При каждой её попытке убежать в другие комнаты к другим телевизорам, я спокойно, лаково, но твердо брала её за плечики, усаживала на диван рядом с пижамой и, глядя ей глаза в глаза, тоном «заезженной пластинки» говорила: «Я понимаю, что тебе хочется смотреть мультики. Но уже пора спать. Ты расстроена. Я тебя люблю, но таков порядок и тебе придётся сейчас лечь спать. Мама здесь главная».

Как только я убирала руки, Катя предпринимала новые попытки убежать, и всё повторялось. На энном витке, дочка принялась вводить новые, доселе неизвестные тактики с единственной целью вывести меня из себя. Она попробовала прятаться в углу за массажным креслом, потом засовывать руку за спинку дивана. На эти действия я реагировала спокойным предупреждением, что там электрические розетки и её может дернуть током.

Тогда моя красавица перешла в рукопашный бой – она дралась, кусалась, плевалась... Очевидно, все эти штучки мы должны были получать постепенно, по одной в течение долгого времени при прежнем развитии событий, но внедрённое НОУ-ХАУ послужило «катализатором» и я приняла на себя «пятилетку в один год». На все эти новинки я реагировала тошнотворно однообразно.

Примерно на третьем часу боев я уже почувствовала физическую усталость. Всё-таки девочке шесть лет, она крупная, спортивного телосложения с хорошо тренированной мускулатурой. На счастье, муж уже утомившийся развлекать Алину в закрытой комнате, нарушил договоренность. Выглянул и предложил мне поменяться ролями. Я с благодарностью согласилась. А вот Катя, при нашей рокировке, говоря на молодежном слэнге, «сдулась» при виде свежих сил противника. Ещё некоторое время, она продолжала плакать, но уже без рукоприкладства.

Папа взялся её убалтывать с применением большого количества умных, незнакомых Кате слов. Это всегда «цепляло» её, порождая горячее желание выяснить значение услышанного. В общем, через 30-35 минут после выхода папы на линию боёв, Катюша лежала на диване, не производя звуков. Муж заглянул к нам и сказал громко и с металлом в голосе, адресованным мне: «Мама, пожалуйста, поцелуй Катю, она уже легла спать».

Вот этот приказ мужа, которому я вынуждена была подчиниться, и породил мое НОУ-ХАУ №2. Поцеловать-то я её поцеловала, но сделала это очень сильно против своей воли. От этого насилия над собой, мне пришла в голову мстительная идея, которую я реализовала на следующее утро. Здесь, чтобы была понятна суть изобретения, надо рассказать, как протекало рядовое утро ДО знаменательных событий.

Нежными поцелуями я будила Катюшу для сборов в детский сад. Сопровождала её для утренних полосканий. Чистила, резала и сервировала бананчик на блюдечко. Потом вела сонную дочку к стопке одежды. Ложилась рядом. Монотонно напоминала одевать маечку, натягивать колготки и т.д. Сама при этом укладывала куски банана в «клювик своему птенчику». Вся процедура занимала от 30 до 40 минут. Сама я после этого одевалась по-солдатски за 3 минуты, и мы отправлялись в детский сад, весело чирикая о погоде, снах, планах на вечер и тому подобном. В детском саду я помогала ей переодеваться, «сто раз» целовала и обнимала на прощание.

Теперь я действовала прямо противоположным образом. Подойдя к спящей Кате, я сняла с неё одеяло и произнесла приказным тоном: «Быстро в туалет и умываться». Дочь без разговоров подчинилась. Когда она вернулась в комнату, я взяла свою стопку одежды и скомандовала: «Что надеваю я, то надеваешь ты» и стала одеваться как по тревоге. Катя от неожиданности финишировала раньше меня. Ого! Может оказывается.

Дальше я шла с ней в садик, держа за руку только на проезжей части. На тротуарах руку отпускала. Всё это в гробовом молчании. Ближе к концу нашего маршрута, жертва не выдержала и решилась спросить: «Мама, ты на меня обиделась?» Я ответила, что мне неприятно с ней говорить. Вчера она меня била и кусала. Так в нашей семье поступать не принято. Поэтому теперь у нас с ней будут три дня «холодных отношений».

Если она сможет хорошо себя вести эти три дня - без спектаклей с криком, то на четвертый день всё будет как раньше. В детском саду я проводила её до группы, передала воспитателю, сказала ей «до вечера» и удалилась без поцелуев, оставив переодеваться самостоятельно.

Последующие два дня я строго продержала армейский стиль и дочка стала шёлковой. Все эти события произошли в конце января 2010 года. Та Катина истерика была пиковой и последней в шестимесячном ряду нарастающих стихийных бедствий! В течение февраля мы ещё не вполне верили своему счастью и психологически сидели в окопах, но постепенно стало ясно: мы победили!

Война окончена, спасибо всем.

Забавный факт: мы ни разу не просмотрели ту видеозапись. Через год мне захотелось узнать, как долго по времени продолжалась та истерика. Но получить эти данные мне было не суждено. Оказывается, муж давно убил этот файл лёгким движение мышки компьютера. И правильно сделал! Будем хранить только позитивную хронику...     продолжение следует

Назад к перечню раздела

Обратная связь: https://www.facebook.com/smikasan